Групповая динамика

Заседания группы не имели ни формальной структуры, ни жесткой повестки дня. В течение нескольких первых дней все сводилось к «невнятному движению через помехи и отступления». Вряд ли столь неупорядоченная деятельность группы могла бы продолжаться, если бы Кеннеди не видел в ней пользы.

На протяжении всего кризиса президент поощрял свободный обмен мнениями и идеями среди членов группы и призывал (или скрытно подталкивал) их к переоценке своей позиции.

Макджордж Банди трижды за три дня менял свою точку зрения, сначала склоняясь в пользу удара с воздуха, потом в пользу блокады, затем в пользу бездействия до момента, пока советские лидеры не решат начать действовать на берлинском направлении (Кеннеди пришел к выводу, что Хрущев хотел использовать ракеты как козырь на переговорах по статусу Западного Берлина), и, наконец, в пользу воздушного удара.

Руководитель, привычный к более формальному и структурированному стилю ведения дел, попытался бы решить проблему мотивации Хрущева с помощью аналитической записки, подготовленной помощниками, или с помощью группового мозгового штурма.

Но Кеннеди выбрал путь свободного обмена мнениями и диалога. Описывая групповую динамику исполнительного комитета, Роберт Кеннеди позднее писал: «В ходе обсуждений мы беседовали на равных.

Беседы не имели ограничений и были лишены каких-либо формальностей.

У всех была одинаковая возможность высказать свои мысли и быть немедленно услышанным.

Для исполнительной власти, где положению придают исключительную важность, такой подход был весьма неожиданным.

В конечном счете, именно возможность открыто беседовать, спорить, критически обсуждать все точки зрения и снова спорить была исключительно важной для выработки окончательного решения».

Важным элементом групповой динамики и особенностью стиля руководства Кеннеди было выделение некоей подгруппы особо доверенных советников. Как правило, по окончанию заседаний Исполнительного комитета, президент встречался отдельно с министром юстиции, которым был его родной брат Роберт Кеннеди, и со своим спичрайтером и помощником Тедом Соренсеномдля того, чтобы подвести итоги обсуждения.

После этого Соренсен составлял перечень возможных вариантов действий. Сам он никогда не выражал поддержку какому-либо направлению действий, по крайней мере, в ходе заседаний группы.

Он стал медиатором комитета и принял на себя обязанности по подготовке кратких обзоров обсуждений и поднимавшихся на них вопросов с тем, чтобы задать некие рамки обсуждению. И именно с этой целью Соренсен задавал выступавшим вопросы, побуждал их высказаться, обобщал их мнения и поддерживал общее направление дискуссии.

ВАШ КОММЕНТАРИЙ: